Добро пожаловать! В рамках укрепления партнерских экономических и культурных взаимоотношений между Россией и Германией, компания EWB при поддержке Совета российской экономики в Германии представляет социально-экономическую сеть интернет портал “Окно в Европу ver. 2.0”. Присоединяйтесь! ВНИМАНИЕ! Размещение информации бесплатно!
Hot line
 

 

Schwangerschaft -Mutter werden und was alles dazu gehört




                         «Медицинский научно-производственный центр «Фазер»

9.10.15 в Российском доме науки и культуры в Берлине состоялся праздничный концерт.

Германия в фильмах (программа фестиваля).


В Смоленске открыли "Фотопроект-2014"
.

Конкурс по творчеству Пушкина пройдет в рамках года Германия–Россия.

«Русский Берлин 1920-х годов» вспомнят в Москве.



Все Звёзды КВН






- Школьница из Усть-Илимска выиграла престижный лингвистический конкурс.


- В дрезденском Русском центре открылась выставка рисунков московских школьников.

 

- Россия и Германия откроют Сырьевой университет.

Интервью Юрия Петровича Стеценко, ТОРГОВОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЯ РОССИИ В ГЕРМАНИИ.
2016-03-09

Торговый представитель России в Германии Юрий Стеценко считает, что в отношениях между странами наступил переломный момент. В интервью Rambler News Service он рассказал о возобновлении деятельности совместных рабочих групп, готовности немецких инвесторов работать в Крыму и обоюдном нежелании новой холодной войны.

Юрий Стеценко, торговый представитель РФ в ФРГ
 Фото: Торговое представительство РФ в ФРГ

На Мюнхенской конференции по безопасности Дмитрий Медведев заявил о новой "холодной войне". Как в Германии восприняли его выступление?

— В феврале состоялись два важных визита: председателя правительства Дмитрия Медведева в Мюнхен и министра экономического развития России Алексея Улюкаева в Берлин.

Главной целью визита в Германию российского премьер-министра было участие в Мюнхенской конференции по безопасности, где он принял участие в обсуждении военно-политической ситуации в мире и довел до Запада точку зрения России по актуальным вопросам мирового развития.

Мы, как торговое представительство России в Германии, подготовили встречу премьер-министра с германскими деловыми кругами. Присутствовали крупнейшие фирмы, банки и ведущие экономисты Германии и Баварии. Встреча прошла очень успешно и дала серьезный позитивный импульс развитию российско-германских торгово-экономических отношений. Это подтвердил и рабочий визит Алексея Улюкаева в Берлин 19 февраля, который, возможно, станет переломным в наших отношениях с Германией.

Мы фактически с 2013 года приостановили экономические сотрудничество на государственном уровне, особенно по финансовым вопросам. Российско-германская стратегическая рабочая группа в полном масштабе не работала. Так вот сейчас в ходе визита Алексея Улюкаева с германской стороны прозвучало предложение провести полноформатное заседание стратегической рабочей группы в июне этого года.

Заявление о готовности провести полноформатную стратегическую рабочую группу изменило ход переговоров: и обсуждаемых вопросов, и внесенных предложений. Так, Федеральный банк Германии — Бундесбанк — выразил желание реанимировать совместную с ЦБ России рабочую подгруппу по финансам и банкам.

Кроме того, у нас долгое время не работало соглашение между KfW и Внешэкономбанком на 300 млн долларов для поддержки инновационных проектов малого и среднего бизнеса в России. Сейчас было предложено возобновить его работу.

Так что по итогам двух прошедших визитов можно сделать вывод о том, что немецкий бизнес и экономические власти Германии готовы к продолжению и углублению сотрудничества с Россией.

И германские регионы крайне заинтересованы во взаимовыгодных экономических отношениях с Россией. Встреча Алексея Улюкаева с премьер-министром земли Мекленбург — Передняя Померания Эрвином Зеллерингом, недавний визит в Россию премьер-министра Баварии Хорста Зеехофера говорят об этом. Известно, что президент России дал поручение создать рабочую группу между Россией и Баварией. Будем готовить визит нашего министра в Баварию.

Когда планируется этот визит?

— Скорее всего, конец мая — первые числа июня. Также Алексей Улюкаев, возможно, посетит и землю Баден-Вюртемберг. Такой визит должен стимулировать подписание дополнительных соглашений по сотрудничеству.

В целом немецкий бизнес очень позитивно настроен к России. Более того, было объявлено об огромных суммах, которые немцы готовы вложить в Россию, особенно в развитие малого и среднего бизнеса, в трансфер германских технологий, в локализацию производства в России.

В каких отраслях?

— Германия инвестирует в основном в обрабатывающие отрасли промышленности: машиностроение, станкостроение, нефтехимию, газопереработку и др. Крайне интересна для России также деревообработка, потому что у нас огромные запасы древесины. Перерабатывая обычные ветки, опилки, можно получить ламинат различного рода, древесные плиты и т. п. Всё это потом можно экспортировать.

Именно на это нацелено то инвестиционное соглашение, которое во время визита Алексея Улюкаева в Берлин подписали Калужская область и компания Kronospan. У Kronospan сейчас стоит задача по развитию экспорта в третьи страны. Калуга оказалась очень удобным регионом, поскольку есть возможность быстро осуществлять поставки по железной дороге — по так называемому старому Шелковому пути — в Китай, Азербайджан и Иран. Путь по железной дороге теперь занимает 9 дней вместо 40. Так что многие сейчас, наверное, бросятся в Калугу, чтобы работать на этой очень удобной платформе. Рубль сейчас слабый, что помогает долгосрочной работе по экспорту.

Немецкая компания по производству стройматериалов Knauf на встрече с министром уже объявила, что готова в течение месяца поехать в Калугу для согласования деталей соглашения по локализации производства в России и развитию экспорта.

Когда это может быть?

— Запуск производства будет зависеть от многих факторов, так как производство у Kronospan планируется не только в Калуге, также в Тюмени. Там у них будет другое плечо для экспорта. Kronospan планирует торговать за рубли. Уже сейчас есть договоренность о поставках их продукции из России в Иран на сумму до 5 млрд рублей в месяц.

Иран будет расплачиваться рублями?

— Так хочет Kronospan. Они говорят, что им другая валюта не нужна, нужны рубли, поскольку они работают в России и будут дальше вкладываться в Россию, открывая в Тюмени следующее предприятие. У нас создан Российский экспортный центр (РЭЦ), на который все инвесторы возлагают большие надежды. Я думаю, что, когда будет развернута локализация производства, начнется обсуждение вопросов поддержки экспорта таких предприятий через РЭЦ, включая рублевые экспортные расчеты.

Дмитрий Медведев заявил, что решения НАТО подталкивают к новой холодной войне. Согласны?

— Что касается холодной войны, то она не нужна ни Европе, ни России, ни кому-то другому. Создается все это искусственно и не Россией.

Должен сказать, что по сравнению с моей работой в Австрии (ранее Юрий Стеценко занимал пост торгпреда в Австрии. — RNS) здесь, в Германии, я ощущаю больше политизированности. На любой конференции, переговорах политика имеет место. И, конечно, бизнесмены вынуждены прислушиваться к политикам, особенно представители малых и средних предприятий.

Но, как я уже говорил, со стороны политических кругов Германии есть заявления о том, что нужно возобновить нормальные взаимовыгодные отношения. То же самое говорит и бизнес. Только за прошлый год у нас было около миллиарда евро инвестиций, причем в обрабатывающую промышленность. Хотелось бы, чтобы инвесторы были уверены, что в России будет поддержка, а общая обстановка будет спокойной. Мы надеемся, что всё в ближайшее время нормализуется.

Санкции против России продлили, но были ли контраргументы у властей Германии или у бизнеса с учетом того, что Германия как экспортер второй год подряд теряет свои позиции в России. Насколько вероятны отмена или смягчение санкций ЕС в отношении России летом 2016 года? Какие факторы этому способствуют и какие препятствуют?

— Бизнес был всегда против санкций. От этих санкций пострадали и машиностроители, и сельхозпредприятия, и многие другие. Надеюсь, что накануне принятия ЕС решения о санкциях нам удастся провести заседание стратегической рабочей группы и ее решения будут способствовать принятию позитивных решений.

Время, которое немецкий бизнес теряет, может оказаться катастрофическим, потому что, как говорится, «свято место пусто не бывает». Посмотрите, как развивается в России сельское хозяйство, оно воспрянуло, активно идут процессы импортозамещения. То же самое происходит и в других отраслях хозяйства.

Тем не менее мы готовы к продолжению работы с германским бизнесом, германскими инвесторами. У нас в России огромное количество «умных голов», инноваций. Но нам, конечно, нужны технологии. Если соединить наши мозги и германские высокие технологии, то мы могли бы создать новые товары, которых еще нет на мировых рынках.

Локализация производства в России с учетом слабого рубля очень выгодна: есть возможность экспортировать товары в третьи страны, а не только продавать внутри России и в Евразийском союзе.

Так что не думаю, что немецкий бизнес будет долго терпеть санкционный режим в отношении России. Политики сильно давят, но, как говорится, вода камень точит. Все-таки экономика определяет политику. Нельзя все время давить на бизнес, заставляя его соглашаться с невыгодными ему решениями. Я надеюсь, что к июлю создадутся определенные объективные возможности для того, чтобы мы могли полномасштабно работать, не оглядываясь на какие-то санкции и т. п.

Германия адаптировалась к российским контрсанкциям? Появились новые рынки сбыта?

— Всегда можно найти какие-то новые рынки взамен старых, но германские производители однозначно пострадали. На эти поиски требуются время, новая логистика, проверка надежности партнеров и т. п.

Во сколько производители оценивают свои потери по итогам 2015 года?

— Одни только фермеры, по расчетам Германского крестьянского союза, потеряли более 1 млрд евро.

Российско-германский товарооборот составлял когда-то $75 млрд, а сейчас, по итогам 2015 года, всего $45,8 млрд. Здесь, конечно, комплекс причин (в том числе падение мировых цен на нефть, газ, металлы), но очевидно сильное влияние и со стороны санкций.

Вместе с тем мы наблюдаем рост российского экспорта в Германию в абсолютных величинах по отдельным высокотехнологичным товарам. Например, летательных и космических аппаратов, в том числе авиационных деталей и комплектующих для спутников, в ушедшем году мы продали в 10 раз больше, чем в позапрошлом. Жидких кристаллов, лазерной и оптической аппаратуры — увеличили поставки почти в два раза. Частей вычислительных машин и оборудования продали больше на 82,9%, до $1,1 млрд.

Какова структура немецкого экспорта в Россию по состоянию на начало этого года и как она изменилась?

— Экспорт Германии в Россию по итогам прошлого года, разумеется, претерпел существенные изменения. Это связано не только с санкциями, но еще и с ослаблением рубля. В прошлом году практически полностью прекратился импорт из Германии в Россию мяса и мясных продуктов, а также рыбы и морепродуктов. На 99% упал импорт фруктов и орехов. На три четверти уменьшились поставки молочной продукции, сыров.

На 35,4% снизились поставки в Россию фармацевтической продукции, на 28,5% — продукции из пластмассы. Поставки электрических машин и оборудования упали на 38,5%, средств наземного транспорта — на 48,8%, летательных аппаратов — на 97%.

Какой вклад в развитие двусторонних отношений вносят управляющий директор компании NordStream AG Маттиас Варниг и бывший канцлер Германии Герхард Шредер?

— Они принимали участие в проекте «Северный поток — 1», сейчас участвуют в «Северном потоке — 2». Это серьезные люди, которые любят Германию, в первую очередь, и делают всё, что может помочь своей стране. Они прекрасно понимают, что «Северный поток» — это дополнительная возможность стабилизации энергетического рынка в Европе, и, конечно, их заявления и объективный подход очень интересны и полезны.

Началось ли согласование маршрута сухопутной части «Северного потока — 2»? Обсуждался этот проект во время визитов премьер-министра и министра?

— Планируется визит вице-канцлера Германии, министра экономики и энергетики Зигмара Габриэля в Москву в апреле этого года для согласования вопросов по «Северному потоку — 2». Чем больше трубопроводов придет в Европу, тем больше будет ее энергетическая безопасность. Дополнительно участвует в этом проекте австрийская компания OMV. Подключение такого известного и надежного партнера, как Австрия, придает определенную уверенность.

В Германии считают обоснованной критику «Северного потока — 2» со стороны стран Прибалтики и других?

— Говорить о том, что, если Россия проведет еще две нитки газопровода и из-за этого пострадает какая-то другая страна, у которой тоже есть газопроводы, противоречит правилам ВТО. Чем больше будет точек по поставке газа в Европу, тем стабильнее будет энергетика Европы. Если какая-то страна недовольна тем, что через нее будет меньше проходить транзитного газа, и требует поэтому не строить газопроводы в другом месте, она нарушает принципы рыночной конкуренция. Создавайте лучшие условия, создавайте большую надежность поставок. А разговоры о том, что Россия начнет поставлять больше газа в Германию и из-за этого ее зависимость от России увеличится, необоснованны. Как она может увеличиться? Хотите — берите, не хотите — покупайте у других.

Еще два-три года назад немецкие промышленные компании строили большие планы развития в России, в том числе за счет создания производств. Что сейчас говорят немецкие промышленники? Сохранился ли интерес с учетом почти двукратного сжатия экономики России в евро? Интерес не только продавать в России, но и создавать производства.

— В России действуют около 5600 предприятий с участием германского капитала, суммарный оборот которых превышает $50 млрд, а число россиян, занятых в них, — около 270 тысяч. Многие германские компании представлены на российском рынке более ста лет, например Bosch и Thyssenkrupp, а концерн Siemens — даже более 160 лет.

Другое дело, что малому и среднему бизнесу сегодня тяжело прийти в Россию, особенно когда ему не дают кредиты, не дают гарантий. Поэтому они очень осторожничают. Мы ждем июня, чтобы провести заседание стратегической рабочей группы, на котором дополнительно договориться по этим вопросам, сделав уклон в инновационную сферу. Например, в создание новых продуктов, которых еще нет на мировом рынке. Это ведь ключевая тема для бизнеса.

Кстати, несмотря на санкции, завершается строительство европейского рентгеновского лазера на свободных электронах под Гамбургом. Идея этого крупного международного проекта принадлежит Владимиру Путину и Ангеле Меркель. Россия вложила в проект более 300 млн евро. Со следующего года начинается работа, в том числе по коммерческим проектам, с использованием лазера на свободных электронах, благодаря чему появится возможность создания новых материалов, антивирусов, наноструктур и др. Кроме того, в Дармштадте ведутся наши совместные работы по созданию атомного реактора для фундаментальных исследований. Российская компания «Т-платформы» оснастила суперкомпьютер в Юлихе.

В торгпредстве во время визита министра Алексея Улюкаева был открыт Европейский центр поддержки инноваций, который нацелен развивать сотрудничество между, с одной стороны, инновационными регионами России, российскими университетами, в которых как раз и работают инновационные малые предприятия, а также РАН и фондом «Сколково» и научными центрами и организациями Германии — с другой. Уже подписано соглашение о сотрудничестве с самым крупным германским технопарком «Адлерсхоф» — когда-то здесь была Академия наук ГДР. Мы намерены расширять список германских партнеров.

В развитие этого центра подписано также соглашение о создании Европейского инжинирингового центра. Уже сегодня имеется ряд проектов, в которых мы могли бы совершить технологические прорывы. Это и создание новых двигателей на водороде, это и новые аэронавигационные системы, и работы в области ядерной медицины, которые позволят эффективнее производить диагностику и лечение онкологических заболеваний.

В будущем мы планируем подписать соглашение о сотрудничестве, особенно в области диагностики и лечения различных заболеваний, между германской клиникой Charite и Центральной государственной медицинской академией ГМУ управления делами президента РФ.

Когда может быть подписано соглашение и начаться реальная работа?

— На самом деле работа началась. В начале марта будет конгресс в Вене, на котором специалисты по диагностике обменяются мнениями, и после этого, надеюсь, подпишем соглашение по конкретным направлениям. Ведь надо же иметь центр, в котором можно будет узнать врачам обо всем новом, что создается в мире. И не только узнать, но и участвовать со своими наработками.

Недавно у меня был немецкий профессор-офтальмолог. Он по сетчатке глаза с помощью специального прибора может определять степень развития диабета. Есть предложение локализовать производство таких приборов в России. Или, например, вместо того чтобы вставлять хрусталики от глаукомы, у этого немецкого профессора есть специальные нанокапли. Вот такие проекты, нужные людям, будут помогать реализовывать созданные при торгпредстве центры.

То же самое — водородный двигатель, о котором я уже говорил. На выходе у него нет углекислого газа. Разве плохо, если мы сделаем лодки, у которых работа двигателя не будет загрязнять окружающую среду? Пока мы рассматриваем варианты установки опытных, демонстрационных образцов. Будем просить, чтобы правительство и Министерство экономического развития России поддержали эту идею.

Немецкий бизнес может прийти в Крым?

— Он уже начал присматриваться к работе там.

Например, есть инвестор, который готов выращивать виноград в Крыму, повышать культуру виноделия, создавать сеть дегустационных залов и т. д.

А немецкий бизнес не боится работать в Крыму, учитывая, что на него сильно давят политические структуры?

— Разумеется, немецкий бизнес побаивается. Здесь, в Германии, всё сильно политизировано. А, к примеру, австрийский бизнес практически свободно идет на полуостров. Например, фирма Doppelmayer, которая строила к Олимпиаде 2014 года в Сочи подъемники, готова делать аналогичные подъемники в Крыму, в то время как немецкий бизнес пока смотрит с оглядкой.

Тем не менее германские фирмы готовы работать в Крыму, особенно в области новых источников энергии, солнечной энергии, в сфере сельского хозяйства. Нам, конечно, очень хотелось бы, чтобы в Крым пришел малый и средний бизнес Германии со своими первоклассными технологиями.

Как вы оцениваете реализацию политики импортозамещения в России? Может ли она запустить эпоху новой индустриализации страны? Угрожает ли эта политика немецким компаниям?

— Это нормальный бизнес, как и во всем мире. Все стараются производить у себя. Санкции и наши ответные меры ограничили какие-то поставки сельхозпродукции в Россию, что создало условия для их импортозамещения. Конечно, сейчас уже будет тяжело немецким компаниям вернуться на эти участки рынка, но в целом мы не делаем импортозамещение для того, чтобы просто заменить европейские товары на российские. Мы просто хотим иметь у себя лучшие товары и услуги. Если немецкие технологии, товары и услуги окажутся лучше отечественных, дешевле, то, конечно, мы всегда рады их видеть у нас. А если германские компании локализуют у нас свое производство — особенно это касается малого бизнеса, — то его продукция будет считаться российским товаром, не подпадающим под санкционный режим.

Считаете ли вы возможным в текущей ситуации начать переговоры о создании зоны свободной торговли Россия — ЕС?

— Идею о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) от Владивостока до Лиссабона, которую предложил Владимир Путин, подхватила Ангела Меркель. Сейчас эта идея не сходит с уст немецкого бизнеса, и сама по себе она очень разумная. Я думаю, что объективные условия приведут к тому, что такую зону нужно будет создавать. Кстати, мы в свое время предлагали проект создания широкой железнодорожной колеи от Владивостока до Вены, этот проект еще в силе.

Идея создания ЗСТ Россия — ЕС была затронута и во время визита министра Алексея Улюкаева в Берлин. Многие немецкие бизнесмены и эксперты говорят нам, что это хорошая идея, которую нужно реализовывать.

Влияет ли на немецкий бизнес огромный приток мигрантов в Германию? Допускаете ли вы распад Шенгенской зоны и как это может отразиться на бизнесе?

— Сложности с функционированием Шенгенской зоны мы наблюдаем, но этот вопрос все-таки лежит не в экономической плоскости. Торговля, взаимные инвестиции как были, так и остались. У России очень тесные экономические связи с Европой: с Германией, Голландией, Австрией, другими странами, они не могут быть прерваны. Осложнения могут быть, но не думаю, что проблемы миграционной политики внутри ЕС как-то сильно будут мешать торговле.

В апреле в Голландии пройдет референдум по соглашению об ассоциации между Украиной и ЕС. Более полумиллиона голландцев собрали подписи за проведение этого референдума. Нет ли аналогичного настроения у граждан Германии? Все ли поддерживают создание зоны свободной торговли между Украиной и Евросоюзом?

— В Германии тема торговли и особых экономических отношений с Украиной вообще не стоит в центре общественного внимания. Политические контакты с Украиной — да, но и то все меньше и меньше. ЗСТ с Украиной — это не та тема, которая волнует сейчас рядовых немцев. Их волнуют больше рост миграции, цены на бензин, налоги, ситуация в здравоохранении. Остальное немцам не так интересно.

https://rns.online/interviews/Torgpred-RF-v-Germanii-o-perelomnom-momente-v-otnosheniyah-mezhdu-stranami-2016-02-29

Яндекс.Метрика